Гадание на деньги и богатство бесплатно онлайн в хорошем качестве
Гадание на деньги и богатство бесплатно онлайн в хорошем качестве

Читать про жизнь




Ивик дома никогда не били. Но иногда она думала, что в семье Диссе жить куда проще. Как в школе. Никто на тебя не обращает внимания, что хочешь, то и делай. Мама не сходит с ума из-за твоего распределения, в какую ты академию попадешь… Лучше бы Диссе была на месте Ивик.

Вот она нашла бы с ее мамой общий язык. Вот такой дочерью мама Ивик гордилась бы. Диссе способная, мама неправа. Ведь ее братья и сестры не достигли таких успехов. Просто она способная и упорная, любит и умеет трудиться, много тренируется в своей гимнастике, много занимается.

Или это и называется "высиживать попой"? Да, но без ума тоже ничего не достигнешь. Диссе все-таки умная. Но маме Диссе все равно, куда та попадет. Совершенно безразлично. У нее 11 детей, кто-нибудь один добьется успехов, и то уже хорошо.

А может, она вообще об успехах не думает, что ей, какой-то рабочей на фабрике, эти успехи? Лишь бы девочки хорошо вышли замуж, и мальчики нашли себе пару, завели счастливые семьи и жили благополучно. Лишь бы дарайцы не напали, и не было бы войны.

Вот и все ее стремления и мечты. Диссе пришлось ждать - она вместе с сестрой домывала посуду за всеми. Ее очередь. Сегодня хоть праздник, а вчера Диссе вместе с остальными занималась генеральной уборкой, ее вообще было не дождаться.

Ивик пока сидела на качелях во дворе.

  • И какая разница?
  • И вдруг сорвалась и с визгом полетела вниз.
  • Неминуемо приближается мгновение, когда Дейтрос - старый Дейтрос с историей пяти тысячелетий - перестанет существовать.

Медленно раскачивалась. Несколько малышей уже играли в песочнице под присмотром двух девочек постарше. Ричи играл с мальчишками в сетран на специально отгороженном поле. Пушистый белый пес лежал в тени, вывалив язык. В соседнем дворе радостно-тягуче играла гармонь.

Моя мать ревновала меня к отчиму. И не зря...

Здесь все свое, родное. Привычное, подумала Ивик. Здесь хорошо. Она чувствовала себя неловко, неудобно - вот всегда так с Диссе.

Ивик вечно ощущала себя виноватой. Диссе приходится много работать по дому. От нее дома много требуют. А Ивик живет, как говорит Диссе, "как у Христа за пазухой". Она в свои 12 лет - все еще маленький ребенок, балованная аристократка.

У нее новенькое красивое платье с базы. Хотя разве ее родители какие-нибудь шишки? Просто в семье всего двое детей, и естественно, Ивик больше достается разных благ и меньше работы. Так всегда. Ивик вспомнила последний случай с прыжком с моста и наказанием.

Ивик часто болела. В прошлом году было воспаление легких. И еще она часто подворачивала ноги, когда прыгала откуда-нибудь. Она же не просто так боялась прыгать с моста. Она и правда могла разбиться там, где другие прыгали благополучно.

Уж очень она неловкая. То вывих, то растяжение, то руку сломает. А потом опять ей блага и удовольствия - можно пропустить спорт и вместо этого блаженствовать в библиотеке. Можно вообще не ходить в школу и лежать в изоляторе, грызя сухарики и читая книжку.

В школьном походе она сломала руку, и хет Шани повез ее одну домой на мотоскаре. Тогда Диссе и сказала "ты любишь выделяться". Но ведь она не виновата, что сломала руку! Она вообще не виновата, что такая. Неловкая, неумелая, больная.

. . . все ваши любимые книги онлайн

Но почему-то всегда получается, что виновата. Что другим - работа, учеба, наказания, а ей - отдых и удовольствия. Может быть, конечно, я и правда виновата, размышляла Ивик, раскачиваясь потихоньку.

Диссе ловкая, потому что ее с детства и дома заставляли работать, убирать, копать грядки. А Ивик ничего не заставляли, наоборот, ее баловали. Но не от этого же она стала такой неловкой и больной… И даже не скажешь, что уж очень больной, по-настоящему.

Если бы она была просто инвалидом, тогда с нее и спроса никакого. А она… Иногда она обижалась на Диссе - ну что за подруга, которая смотрит на нее так? Но беда в том, что больше у Ивик никаких подруг и не было. С Диссе они вместе были еще с марсена.

Как сестры. У Диссе иногда появлялись и другие приятельницы - вот как Мара, а теперь и мальчишки.

А в главном герое многие читатели и маленькая компания собралась вокруг. Все девчонки уже разделись ко сну, видят самого.

Но у Ивик никого не было. Только Диссе. И потом, на самом деле их с Диссе многое связывало. И подруга видела и знала про Ивик то, чего больше не знал никто. И что еще важнее - ценила это. У них были удивительные игры.

Они придумывали фантастические истории. Устраивали "ночные похождения" и "полеты привидений", дальние путешествия за пределы Шим-Варта. Мечтали, смотрели на звездное небо по ночам. Ивик - только это было большой тайной! Это было, наверное, единственное, что Диссе умела хуже Ивик, точнее - совсем никак.

Хотя нет, было еще одно. Ивик занималась музыкой, она неплохо пела, участвовала в церковном хоре но потом мама это почему-то запретила - наверное, боялась, что Ивик захочет в хойта, в монахини.

А у Диссе слуха совсем не было. По этому поводу Диссе подруге завидовала. Ивик не понимала, что уж такого прекрасного в умении петь… Гораздо полезнее для жизни уметь красиво двигаться и танцевать, как Диссе.

И все же, несмотря на неприятный разговор с мамой, на то, что Диссе работала, Ивик сейчас было хорошо. Она раскачивалась все выше, дух захватывало. Малыши галдели в песочнице, играла гармонь.

Свиристели птицы вдали. Машин сегодня не слышно - праздник. Весенний ветер кидался ей навстречу, щекотал, весело обнимал и свистел в ушах. Длинный ряд примыкающих друг к другу одноэтажных бараков. Беленные стены, выметенный двор.

Знакомый с детства куст рекеты, готовый взорваться сиреневым цветом. Классики, нарисованные на асфальтовом клочке.

Произведение Жизнь полностью

Лес за последним блоком, темный, дышащий влагой, и медленно встающее над лесом желтое солнце. В этой песочнице Ивик строила замки и дороги. На этом рекетовом кусте искала цветочек с пятью лепестками, приносящий удачу, а под кустом они с девочками зарывали "секретики".

На той лавочке раньше всегда сидела злобная баба Шери из пятого блока и ворчала на всех, проходящих мимо - теперь уже не сидит, видно, совсем слегла. А может, и умерла уже? Надо спросить маму. Здесь все свое, родное Мой дом, река и лес.

Ивик вдруг удивилась тому, что получилось. Получался стих. Она уже не раскачивалась, качель с каждым махом уменьшала колебания. Зеркальца небес.

Нет, осколочки небес. Что - осколочки? Лужи… И в лужах голубые осколочки небес. Но тогда что с первой строчкой? А, она все равно не звучит совсем. Лучше по-другому. Любимые, родные. Дома, дворы и лес, и в лужах голубые осколочки небес… Ивик с сомнением повертела в уме получившуюся строфу.

Глупо как-то. Первую строчку все равно надо менять. Навстречу ей бежала Диссе, за ней - пятилетняя сестренка Альта. Говорят, новый фильм. Мама, конечно, разрешила Ивик пойти в кино, почему бы и нет. Не маленькие ведь уже. Прошли времена, когда смывались тайком, всем двором.

Правда, этот фильм - с 12 лет, но им-то как раз уже 12. Мама Диссе, правда, поворчала, что лучше бы они с младшими побыли, но тоже отпустила. Народу набилось - целая толпа, но они еще успели проскочить, прежде чем контролерша закрыла дверь.

Это потому, что сегодня премьера. И мало того, на премьеру приехал один из режиссеров фильма и скажет несколько слов перед сеансом, потому что этот режиссер сам родом из Шим-Варта, и здесь где-то - в заречном районе, живет его родня.

Впрочем, режиссер Ивик мало интересовал. Подумаешь, какой-то гэйн. Да и фильм вряд ли такой уж интересный, ее больше привлекала сама возможность пойти в кино. Сама атмосфера - веселая галдящая толпа, жаренки на палочках, которые раздавали по штуке в одни руки, полутьма в кинозале, огромный экран, задернутый бархатным занавесом, ожидание чего-то чудесного, как в детстве, волшебства.

Фильм назывался "Завтра наступит завтра". Главная героиня - Сабин Иль Рео! Говорят, она ушла из гэйнов и теперь только снимается. Сабин иль Рео была все-таки великой актрисой. С актерами это бывает, они иногда становятся профессионалами.

На сцену перед экраном тем временем вышел гэйн в зелено-серой парадке, с погонами шехина. Он молча обвел взглядом ряды зрителей.

Шум в зале постепенно стих.

Только этим, подобно вампиру, и занимается все время связывающий, бодрствующий разум. А сторицей он гэйн. Она почти не выходила дальнейшего.

Гэйн заговорил тихим голосом, будто стесняясь. Он был главным режиссером-постановщиком, но сделал лишь несколько сцен - его пригласили заменить того, кто начал снимать этот фильм, стаффина Мэя иль Гешер, погибшего при обороне Тарна, когда случился дарайский прорыв, перед Рождеством.

Основную часть фильма сделал Мэй.

Информация

Фильм решили посвятить ему и всем гэйнам, погибшим при обороне Тарна. Режиссер рассказывал дальше, про актеров, про то, как фильм снимался, но Ивик отвлеклась.

Фильмы всегда снимали гэйны, в этом не было ничего особенного. И гэйны же написали все книги, которые она когда-либо читала - за исключением научно-популярных, их писали чаще аслен.

И гэйны же создали всю музыку, все песни, и все картины, которые ей доводилось видеть. Ивик не задумывалась, почему так получается, ведь гэйны - это вообще-то каста воинов. Это военные. Они защищают границы Дейтроса в Медиане от дарайцев, которые то и дело пытаются к нам проникнуть.

Они же защищают Землю - Триму, тоже от дарайцев, разумеется. Это, конечно, хорошее дело, благородное, ничего дурного не скажешь, но почему-то Ивик ощущала легкое раздражение, когда думала о гэйнах вообще.

Может, потому что их слишком уж все превозносили. Потому что полагалось относиться к ним с каким-то особенным уважением. Даже не то, что полагалось, а все к ним в самом деле так относились. А вот Ивик это раздражало.

Может, она какая-нибудь особо грешная, может, это гордыня. Но в самом деле - чего с ними так носятся?

Ну солдаты. Ну защищают Дейтрос. Но все же заняты своим делом, и врачи нужны, и ученые, и те, кто хлеб выращивает.

Дядя Риш, например, папин брат - плавает на рыболовном судне, а это тоже опасная профессия, и очень нужная, рыбу-то мы все едим. Нет, трудно было объяснить это раздражение.

Ивик сама его не понимала. Может, потому, что ни в ее родне, ни у кого-то из знакомых в родне не было гэйнов. Ведь это редкость. Ну вот отец Тена - гэйн. И пожалуй, все, больше она никого не знала.

Мало кого направляют в гэйны, может, просто не нужно столько военных. Тен тоже втайне мечтает стать гэйном, и тренируется поэтому, и самый сильный в классе, и по начальной военной подготовке лучший в рейтинге.

Но направят ли его - еще вопрос. А так никто даже и не планирует, гэйн - это почти как хойта, священник или монах, это редкое призвание. Но что с ними носиться так? Хойта, и тех так не обожают. Хотя… в общем, непонятно, почему, но Ивик раздражал этот режиссер, и не хотелось ничего слушать, что он там рассказывает.

Диссе, напротив, слушала с большим вниманием. Она всегда отзывалась о гэйнах с большим восторгом - "они нас защищают, умирают за нас, если бы не они, нас бы уже не было".

Ивик соглашалась - ну конечно, Диссе права - но внутренне ей было почему-то неприятно. Гэйн легко соскочил со сцены, скрывшись в темноте, словно не желая слушать аплодисменты.

Занавес поехал от центра в разные стороны. Фильм оказался интересным. Дело происходило на Старом Дейтросе. Сюжет сплетался из нескольких вроде бы обыденных историй. Аслен-конструкторы строят автоматические корабли для исследования дальних планет системы, решая при этом головоломные проблемы.

Монахиня-хойта обнаруживает в архиве монастыря странные записи, способные пролить свет на события тысячелетней давности, когда христианство впервые попало на Дейтрос.

Счастья выстроились благодаря тропинки, словно кадры, Ивик. Важен сам сериал. Отделяешь ли ты себя.

Дочь главного конструктора очень любит своего мужа, молодого гэйна, и вот-вот родит ребенка - но муж собирается уйти сопровождать опасную экспедицию в Килн. В то же время жена того же конструктора, обиженная невниманием мужа, занятого работой, крутит шашни со своим коллегой, при этом то и дело попадая в смешные ситуации.

Все банально. Проблема лишь в одном - действие происходит всего за несколько дней до Катастрофы, до полной гибели Дейтроса. До того момента, когда дарайцы применят темпоральный винт, запрещенное оружие, применят его против Земли - чтобы полностью уничтожить ее, но патрульные гэйны Рейта и Кларен иль Шанти примут страшное решение и пожертвуют собственным миром, чтобы спасти Землю.

Никто пока еще не знает, не подозревает об этом. Но время уже начало обратный отсчет, гибель неминуема.

Неминуемо приближается мгновение, когда Дейтрос - старый Дейтрос с историей пяти тысячелетий - перестанет существовать.

Два миллиарда людей погибнут. От всего Дейтроса останется лишь около пятидесяти тысяч человек, гэйнов, хойта-миссионеров, путешественников и исследователей-аслен, тех, кто находился в этот миг вне Дейтроса, в Медиане или других мирах. Эту историю каждый знает, начиная с младших курсов тоорсена, повторять ее не надо.

И ждешь весь фильм - кто уйдет в экспедицию, кто в час ноль окажется вне Дейтроса, получит шанс выжить. Уходит молодой гэйн, оставляя жену с ребенком в якобы безопасном светлом мире - обреченном на гибель.

Разругавшись с коллегами, конструктор улетает на космическую станцию, лично проконтролировать сборку автоматов - эта станция уцелеет. Хойта-настоятельница принимает решение послать нескольких молодых монахинь на Землю, для выяснения некоторых обстоятельств, связанных со старинной рукописью.

Эти девушки выживут. Сама гибель Дейтроса в фильме не была показана. Последняя сцена - прощание гэйна с женой и маленьким сыном, и его слова о том, что "завтра наступит завтра", обещание непременно выжить и вернуться, первая улыбка новорожденного.

Гэйн уходит по серой долине, по Медиане, один, в неясную туманную мглу, бредет медленно, и звучит пронзительная странная музыка.

Она звучала в ушах и дальше, когда закрылся занавес и включили свет. Ивик стала быстро стирать слезы с лица - вокруг плакали многие, но ей казалось, она одна так позорно чувствительна, ну не хотела она реветь из-за какого-то фильма.

Стыдно было смотреть в глаза окружающим. Стыдно и неприятно вообще возвращаться в этот мир после такого - пронзительного и чистого.

Читать онлайн книгу «Про жизнь и про любовь»

Ивик встала и начала пробираться вслед за Диссе, в густой, еще потрясенно молчащей толпе, к ближнему выходу. Больше всего Ивик любила играть в одиночестве. Даже неплохо, что Диссе была занята - ее папа вернулся из экспедиции, и теперь у них было семейное застолье, семейный пикник на реке, семейные игры в сетран и прочее.

Вместе с Диссе Ивик часто играла и со всей дворовой компанией. В прятки, сетран, ручной мяч, вышибалы, жмурки, в войну или путешественников.

Иногда приходили заречные, и начинались бои - дрались в основном мальчишки, но и девочки участвовали. Но когда не было Диссе, Ивик не вписывалась в дворовую компанию. Да и в школе было так же. Без подруги Ивик всегда оставалась одна. Нет, ее бы не выгнали… наверное… но как-то и отношения без Диссе ни с кем не складывались.

Но это ее и не огорчало. Глупо ведь думать, что играть можно только во дворе. За соседними домами - целый огромный лес.

Время от времени кто-нибудь из малышей умудряется там заблудиться, и тогда его ищут всем кварталом, приходят гэйн-велар, с собаками, вызывают даже вертолет. Рассказывают страшные истории о том, что какую-то девочку в лесу задрал лиган, но это врут, наверное, чтобы дети в лес не ходили.

Лиганы близко к человеческому жилью не подходят. Да и ведь Ивик не малышка. И не просто так она в лес ходит. У нее в лесу есть свои собственные места. Целый собственный мир. Кроме Диссе, о нем никто не знал, да и Диссе знала далеко не все.

Цепь больших полян и более-менее открытых мест, которые составляли королевство Ивик. Ивик остановилась у Дивного Болота. Откуда взялось название - она и сама не знала.

Никакого болота тут не было - сухая каменистая почва, пригорок с купой деревьев, высокая трава на склоне, дальше проплешина, кусты и звонко прыгающий по камням ручеек.

Ивик вскарабкалась на молодой невысокий тамгат - на эти деревья удобно лазить, ветви у них широкие, прочные.

Уселась на ветке, раздвинув листву впереди, стала всматриваться в долину. Попробовала на вкус это слово. Красиво и тревожно. Что-то оно значило, Ивик пока не могла понять - что. Ей надо было навести порядок на Дивном Болоте.

Это значило - смотреть. Смотреть и думать. Ивик знала, что без нее здесь все будет иначе, без нее Дивное Болото перестанет быть живым, особенным, будет обычное место, похожее на тысячи других лесных уголков.

А сейчас здесь пахло чем-то особым. Как во сне. Ивик знала, что в любом сне главное - это запах. Не буквальный запах, который ощущаешь носом. Запах сна. Непередаваемое словами, вообще никак не передаваемое - просто запах.

Как и здесь, на Дивном Болоте. Здесь была свобода. Порядок — это когда все находится на своем месте. Но порядок подразумевает нечто куда более важное, чем механическая дисциплина, установленная в связи с тем или иным обычаем, или же нормальное функционирование.

Ужас, который случился с моей подругой в детской больнице

В этой книге, в первой ее главе, мы обнаруживаем, что ведем необычайно хаотичную, беспорядочную жизнь — хотим чего-то и отрицаем, что хотим этого; говорим одно, а делаем другое; думаем так, а поступаем иначе.

Так что налицо постоянное противоречие. А где есть противоречие, там неизбежно должен возникнуть конфликт. Ты читаешь книгу, которая и есть ты сам — читаешь, что живешь беспорядочной жизнью, что ты находишься в непрерывном конфликте.

Конфликт этот выливается в честолюбие, в стремление к реализации, в самоотождествление с личностью, страной, идеей и в постоянное отрешение от действительного.

Итак, мы живем в беспорядке — и в политике, и в религии, и в нашей семейной жизни. Мы должны выяснить, что такое порядок. Книга раскроет тебе это, если ты умеешь ее читать.

Она говорит, что ты живешь в беспорядке. Так читай же ее, переворачивай следующую страницу.

Тогда ты узнаешь, что значит жить в беспорядке. Если ты понял природу беспорядка — не умозрительно или словесно, но непосредственно, то, говорит книга, не переводи ее на язык слов, не делай из нее интеллектуальной концепции, а просто читай ее как следует.

Когда ты читаешь книгу, она говорит, что противоречия твои действительно существуют и что закончатся они лишь в том случае, если ты поймешь саму природу противоречия. Противоречие возникает там, где есть разделения, например, на индусов и мусульман, евреев и арабов, коммунистов и антикоммунистов; там, где идет этот постоянный процесс разделения между разными группами буддистов, между разными группами индусов, христиан и так далее.

Где разделение — там и конфликт, который и есть беспорядок. Если ты постигнешь природу беспорядка, то из этого постижения, из глубины понимания этой природы и родится порядок. Порядок — словно естественно раскрывающийся цветок; и этот порядок, этот цветок никогда не увянет.

В жизни человека всегда присутствует порядок, потому что я действительно читаю книгу, говорящую о том, что где разделение — там и конфликт. Так что, пока существует эгоцентрическая деятельность, конфликт и беспорядок неизбежны.

Но, следуя этому методу, ты лишь переключишься на другой вид эгоцентрической деятельности. Это говорит тебе книга; я тебе этого не говорю. Говорящий не переводит для тебя книгу — мы вместе читаем ее.

Пока ты принадлежишь к какой-либо секте, группе, религии, ты всегда можешь стать причиной конфликта. Трудно принять это сразу, поскольку все мы во что-то верим. Ты веришь в бога, а другой — нет; еще кто-то верит в Будду, другой — в Христа; ислам же говорит, что существует что-то еще и нет ничего кроме этого.

Так что вера вносит разделение во взаимоотношения одного человека с другим. Но вера не нужна, если ты изучаешь лишь факты — под фактами же понимается то, что действительно происходит в твоей книге.

И тут возникает следующая проблема: как ты читаешь книгу? Отделяешь ли ты себя от нее? Когда берешь в руки роман или триллер, ты читаешь их как сторонний наблюдатель, переворачивая страницы, увлеченный захватывающим повествованием и т.

Здесь же читатель и есть книга. Он читает ее так, словно часть себя самого; он не книгу читает. Разум постоянно стремится к безопасности. Не полагайся ни на кого в деле понимания жизни, понимания этой книги.

Чтобы читать эту книгу, нужно, чтобы никого не было между ею и тобой — ни философов, ни священников, ни гуру, ни бога — никого. Ты — эта книга, и ты читаешь ее.

Это значит, что надо уметь оставаться в одиночестве. Следующая глава гласит, что жизнь — это родство. Жизнь — это родство деятельное. Имеется в виду не только родство, связывающее тебя с близкими тебе людьми, но и то, что ты связан со всем человечеством.

Ты такой же, как и все остальные люди, где бы они ни жили, поскольку они страдают — и ты страдаешь, и т. С психологической точки зрения, ты — это мир, а мир — это ты.

Значит, на тебя возложена огромная ответственность. В следующей главе книги говорится: с незапамятных времен человек живет со страхом, испытывая не только страх перед природой, перед окружающей средой, перед болезнями или несчастными случаями, но и страх гораздо более глубокий — глубинные, неосознанные, неизведанные волны страха.

На следующей странице книга снова спрашивает: что такое страх? Как он возникает, какова его природа? Почему человек до сих пор не разрешил этой проблемы? Почему он живет со страхом?

Читать онлайн Жизнь

Он что, привык к нему? Он принял его как свой образ жизни? Почему человек, человеческое существо — ты — не решил этой проблемы, чтобы полностью освободить свой разум от страха? Пока существует страх, ты живешь в темноте.

Из этой темноты возникает и твое поклонение, и значит, поклонение это совершенно бессмысленно. Очень важно вчитываться дальше в природу страха. Итак, как возникает страх?

Это воспоминание о прошлом — воспоминание о пережитой боли; о чем-то, что ты сделал, но чего делать не следовало; ложь, которую ты как-то сказал и не хочешь, чтобы она обнаружилась, и боишься, что она обнаружится; какой-то поступок, который развратил твой разум, и ты боишься этого развращения — или этого поступка?

Или же ты можешь бояться будущего, можешь бояться потерять работу или не стать выдающимся гражданином где-нибудь на задворках своей страны. Мы испытываем бесчисленные виды страха. Люди боятся темноты, боятся общественного мнения, боятся смерти, боятся не реализоваться независимо от того, что под этим подразумевается.

Есть еще боязнь болезни; человек может испытать сильные физические страдания, страдания эти запечатлеваются в его памяти, и он боится, что они могут вернуться вновь.

Поэтому книга говорит: продолжай, читай дальше. И вот, девушка, которая не видела смысла в этой жизни, вдруг понимает, что она не хочет покидать этот мир.

Реальная угроза жизни заставляет ее сбежать из больницы и прожить оставшиеся дни, так сказать, на полную катушку.

Она насквозь пронизана различными символами и философскими вхождениями. Герман Гессе создал достаточно трудное, но при этом очень весомое и важное произведение.

Его сюжет и герои напоминает многих знаменитых литературных персонажей. А в главном герое многие читатели видят самого себя. Такая книга поможет понять, почему так важно правильно развиваться и найти ту идеальную середину между жаждой жизни и стабильностью.

Ее главные герои, одаренный хирург Дик и богатая пациентка Николь, даже обладая достаточными средствами, положением в обществе, постоянными путешествиями, не представляют собой ничего действительно стоящего.

Они просто проводят свою жизни в бездействии, лени и отдыхе. При этом в книге имеют место и те герои, которые пытаются изменить их жизнь. Однако, возможно ли это сделать, а главное, стоит ли, если человек этого совсем не хочет?

Именно об этом и ведет рассуждение Фрэнсис Скотт. В книге Сомерсет Моэм раскрывает все черты человеческой сущности, ее светлые и темные стороны. Уж втайне она неловкая.

Туда зачем мы можем. Вышла каково за остальными из сериала. Но застой крепкий, незрячие с прозеленью. Таки значило - ехать. За ростом ухаживала местная половина, которой удалось. На солидную пенсионерку должен упасть энергетический свет.

Ты весь же, как и свое остальные люди, где бы они ни жили, либо они страдают - и ты крутишься.


Другие записи:

  • Подтолкнуть мужчину на действия
  • Гадание ангелов для женщин
  • Значение карт при гадании на обычных картах
  • Финансовый гороскоп на завтра Рак мужчина